10.08.2017 16:14 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Неизвестная героиня в куртке из мешковины

На долю родившихся в двадцатые годы прошлого века выпало столько трудностей, что наши сегодняшние проблемы по сравнению с ними можно считать мелкими. Даже ничтожными. Но, возможно, эти самые трудности и закалили людей
того поколения. Потому и живут они долго, не переставая
и сегодня выполнять посильные работы.

В этом году свое 92-летие отметила жительница Азово Варвара Венедиктовна Тарасова. Родилась она в деревне Бак-Басар Сосновского района в большой крестьянской семье, ее родители были выходцами из Украины. В хозяйстве было две коровы, несколько лошадей, овцы, много разной домашней птицы. Все это во время коллективизации изъяли и передали в новообразованное коллективное хозяйство.

из школы — на поле

«У матери родилось пятнадцать детей, в живых осталось только шестеро, остальные умерли в младенчестве, — вспоминает Варвара Венедиктовна. — Я была самой младшей». Закончив в Бакбасарской школе четыре класса, продолжила обучение в Азово. Желание учиться было настолько велико, что, несмотря на зной или ливень, пургу или мороз, каждый день утром и вечером пешком добиралась Варвара до школы. А путь был немаленький: около 10 км в одну сторону. Через два месяца, когда начались настоящие ноябрьские холода, девочке пришлось бросить учебу, так как попросту нечего было надеть.
В предвоенное время даже 12-14-летние девчонки не сидели дома. Поэтому Варя, как и другие ребятишки, стала трудиться в колхозе. Пололи пшеницу, работали в саду. Со временем Варю взяли прицепщицей на трактор, там она чистила бороны и плуги от сорняков и мусора . Чаще в этой роли оказывались мальчишки, но бригадир решил, что с такой обязанностью и девушка справится.

первая посевная

Когда грянула война, Варвару направили на курсы трактористов. Колхозные будни требовали рабочих рук, а мужчины и юноши ушли на фронт. Пришлось девушкам заменять их, осваивать технику. Всю зиму 1941-1942 годов Варя учила по таблицам устройство и теорию вождения трактора. А весной началась первая посевная кампания трактористки.
- Работать тогда мне пришлось на тракторе ЧТЗ «Сталинец-65», — рассказывает Варвара Венедиктовна. — Бригадир заведет его, посадит меня за рычаги и отправит по борозде. Я до середины поля доеду, а трактор возьми да и заглохни. Завести не могу: сил не хватает, да и понятия тоже. Бригадир бежит ко мне через все поле, ругается! Заведет трактор и дальше пахать меня отправит. А техника — она как ребенок: любит, чтобы за нею ухаживали. Но ведь опыта у меня было маловато, сноровки никакой. Пришлось немало поплакать, покопаться в железках, прежде чем стало получаться. Работали от зари до зари, пока не кончится горючее. Это когда не было поломок, а они случались часто. Ремонт делали прямо в поле.

«перепахивай!»

Тракторы в то время были без кабины, без фар, а пахали на них днем и ночью. Было указание, что техника должна работать круглосуточно, поэтому трудились в две смены, каждая из которых длилась 12 часов. Ночью путь трактора на поле освещали ручным фонарем колхозники, специально назначенные бригадиром. Моторы очень быстро нагревались, их надо было остужать. Для этого в специальные люки заливалась вода из бочек, которые стояли по обоим краям поля. Одновременно трактор таскал 10 плугов. «За работу с меня строго спрашивали: линейкой измеряли глубину вспашки, а коли что не так, заставляли переделывать, — продолжает свой рассказ Варвара Венедиктовна. — Некоторым трактористкам на 20% снижали расход горючего и на 50% — заработную плату. Заставляли перепахивать эти поля, а за горючее с трактористок брали деньги. Могли направить дело в народный суд — к примеру, за самовольный уход с работы».
- Специальные уполномоченные не давали спать, следили, чтобы трактор не останавливался без причины ни на минуту, – продолжает Варвара Венедиктовна. — Так прошли весна и лето 1942 года. За это время я накопила опыт, работать стала уже самостоятельно, без сопровождения бригадира. За хороший труд меня хвалили, в знак поощрения приняли в комсомол. Осенью, когда началась уборочная страда, к моему трактору прицепили два комбайна. Они тогда не были самоходными, их тянули тракторы. Каждому комбайнеру в руки давали веревку, конец которой был привязан к моей руке: в случае необходимости дергали за этот шнур, привлекая внимание.

куртка спасла руку

Поля своей бригады убрали вовремя, после этого послали меня помогать соседним колхозам. Уже снег выпал. Стужа, ветер бьет в лицо, а ехать-то все равно нужно! Но самым трудным было то, что каждый день делали тракторам перетяжки: тяжелый бак с маслом нужно было приблизить к мотору. Однажды я затянула болт слабо, он сорвался, мою руку затянуло под винт. Рана оказалась рваной и глубокой, до кости. Спасла курточка, которую мама сшила мне когда-то из мешковины. В свое время эта одежка была красивой и даже модной: грубую мешковину мама сначала отпарила каким-то особым образом, а потом покрасила в зеленый цвет с помощью луговых трав. Курточку эту не снимала, так мне она шла. Даже когда та стала совсем ветхой, я ее таскала на работу! Вот и получилось, что спасла мне руку эта вещичка, заботливо сшитая мамой: пока винты затягивали мешковину, я успела отдернуть руку. А то бы совсем оторвало...

за прогул — под суд

Главным ощущением того времени было постоянное чувство голода. Даже не холода — с ним как-то справлялись. А именно голода.
За хорошую работу могли к 200 граммам хлеба еще 50 добавить. Если плохо будешь работать, могли отправить под суд. Варвару тоже однажды судили. «Помню, это было во вторую мою зиму, в 1943 году. Одежда и обувь мои так износилась, что совсем не в чем было идти на работу. За этот вынужденный прогул меня и привлекли к суду, — делится Варвара Венедиктовна. — В Бердянку приехала судья из Азово, и суд состоялся в колхозной конторе. Судили сразу человек сорок. Правда, я не помню, как меня могли наказать, у меня и других и так ничего не было за душой. Зарплату же тогда не давали. Работали за «палочки» — количество выходов. А осенью после уборки на эти трудодни начисляли зерно. Мешок-полтора получалось за год работы.

верность профессии

За хорошую работу Варвару Венедиктовну правление колхоза отправило учиться на бригадира в Москаленки. Там она встретила своего жениха. Вышла замуж и уехала жить в Молотовский (нынешний Черлакский) район области. Свою трудовую деятельность продолжила трактористкой под руководством мужа-бригадира.
Война закончилась, наступило мирное время, а Варвара Венедиктовна еще долго оставалась верна своей профессии — работала трактористкой. Весь сельскохозяйственный год, начиная с ранней весны и заканчивая глубокой осенью, пропадала в поле. На смену «Сталинцу» пришли более современные машины, но труд тракториста от этого не стал легким. Лишь в 1959 году, когда жизненные обстоятельства сложились трагично (умер муж, тяжело заболела мама), Варвара Тарасова оставила свою тяжелую, но любимую работу и устроилась почтальоном.

дорогая награда

Мужчины на фронте стреляли фашистов, рыли окопы, надрывались на переправах, брали штурмом города и крепости. А их сестры, дочери и жены, оставшиеся в тылу, кормили детей, стариков и младших братьев-сестер. А еще кормили фронт. Голодали, мерзли, иногда отчаянно плакали от усталости, надрыва и непосильной работы. Но никто кроме них не мог спасти страну, отправить фронту хлеб, не дать умереть детям, выходить стариков. На плечах этих маленьких женщин — взятые советскими солдатами города, в их хрупких руках — разбитые вражеские дзоты, потопленные флотилии, поверженный рейхстаг.
Слава тебе, русская женщина — сильная, скромная, работящая. В списках этих героинь, трудившихся в тылу, есть имя и нашей землячки Варвары Тарасовой.
...В ящике комода, в картонной коробочке, хранит пенсионерка самую дорогую в своей жизни награду — медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

13