07.07.2014 11:10 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Ослепление гневом

Салют, Мария! Вопрос у меня к тебе личный, поэтому если ты это письмо надумаешь напечатать, то мое имя измени. Договорились? Не то чтоб я в чем-то стыдном хотел признаться, нет. Скорее в том, о чем не принято говорить вслух, хотя волнует это многих. Последние месяцы я, как и все, следил за событиями в Украине, переживал. Как последний дурак влез в «Одноклассники», Fb (социальные сети, знакомые тебе, наверняка), читал, спорил. Особенно с друзьями (надеюсь, что все-таки НЕ бывшими), живущими сейчас там. Знаешь же, как им промывают мозги, какая информационная блокада. И так я в эти споры втянулся, что не заметил, как разругался со всеми.

Понятно, когда тебя начинают оскорблять, навешивать
ярлыки, долбят в одну точку, не хотят видеть и слышать твои доводы, трудно сохранять спокойствие, даже мне, пилоту высшего класса, отлетавшему на международных авиалиниях 20 лет. Особенно обидно, если такое непонимание с друзьями-товарищами, с которыми в студенческую бытность делили последнюю трешку перед стипухой и вместе кадрили девчонок
из педа. Я их всех за братьев считал, и вдруг дикая ненависть!
У меня после одной такой ночной переписки до 5 утра сердце так разболелось, что Маринка собралась уже «скорую» вызывать. Она, Маринка, супруга моя – верующая, статьи твои читает и мне подсовывает. Так вот, Маринка говорит: по радио один монах сказал, что между строчками подобных споров в Сети всегда бес прячется, который нас и ссорит. Бес не бес,
но что-то ненормальное, неестественное в этой вдруг вспыхнувшей ненависти есть. Да я и себя ловлю на том, что начинаю с пол-оборота заводиться.

Сергей, здравствуйте! Думаю, не вы себя ловите — вас! Сейчас поясню. Сергей, слова, услышанные вашей супругой, не просто расхожая фраза, постулат духовной жизни: над каждой сварой победно плывет глумливая ухмылка врага рода человеческого, за всякой склокой предательски прячутся его хвост и рожки, из-за любого скандала выглядывает мерзкая рожа, ко всем раздорам ведут козлоногие следы. Жаль, что в пылу словесных битв мы этого не замечаем. Но именно поэтому святые отцы призывают в жаркие споры не вступать: правды там не найдешь, а вот душевное равновесие растеряешь.
Что касается расположения духа, при котором человек легко и охотно соскальзывает в ненависть и злобу, то называется оно пусть и неблагозвучно, но очень точно — «хульное самовозбешение». «Хульное» — прилагательное от слова «хула», означающее резкую ругань, брань, сквернословие, поношение. «Самовозбешение» — сложное слово, имеющее две основы: «сам» и «возбешение», а именно приведение себя в бешенство, ярость, крайнюю форму гнева. То есть хульное самовозбешение — это состояние, когда человек с привычной легкостью и сладострастием (это важно!) впадает в ненависть, злобу, бешенство. К кому или к чему угодно: к соседу из дома напротив, включающему по утрам группу «Раммштайн», или, наоборот, к далекому, лично тебя не знающему и уж точно ничего против тебя не замышляющему правителю другой страны. К такому непохожему на тебя пареньку с дредами, серьгой и тату, бесстыже нацепившему на себя эту вызывающую красную майку с непонятными надписями, или, напротив, к похожему на тебя, как две капли воды, но все же идиоту, который смеет утверждать, что ты не прав, и внагляк отстаивать свою дебильную точку зрения. К ненавистному режиму, довлеющему над тобой, твоим мозгом, день и ночь отравляющему тебе даже это прекрасное утро так, что ты ни о чем другом и думать уже не можешь, как только о нем, о ненавистном режиме, или, к недосягаемой, как заоблачная мечта, кинодиве — слишком красива, слишком талантлива, слишком успешна — да чтоб она провалилась! Объект не имеет значения. Более того, внешний мотив, побуждающий человека привычно срываться в зловонную жижу злобы может быть самым благородным: вырубка деревьев в неположенном месте, снижение уровня жизни, несправедливость к пенсионерам, посвятившим свою жизнь построению светлого будущего... Можно встать под знамена любой идеи, внешне самой благой: от «Земля крестьянам, фабрики рабочим, вся власть Советам» до «Долой труп из Мавзолея». При всей разнице исходных лозунгов, провоцирующих приступы хульного самовозбешения, само состояние это будет всегда не просто болезненным, губительным для души, а смертельно для нее опасным. Почему? Что происходит с душой, сладострастно требующей ненависти, как желудок акулы-каннибала требует нового мяса и крови сородичей? Как бедняжка душа приходит к этому самоубийственному состоянию? Можно ли из него выбраться? Давайте думать. Для этого обратимся к богословской антропологии и аскетике, накопившим уникальные знания о природе человека.

В основе ненависти — чувства и состояния человека — лежит такое движение, реакция «раздражительной части» души, как гнев. Гнев может быть как праведным, то есть направленным на защиту души от зла, так и неправедным. То есть сам по себе гнев не имеет окраса. Из Евангелия мы помним, что проявлением гнева — праведного — была реакция Иисуса, когда он увидел торгующих в храме. Иисус, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, даже овец и волов, рассыпал деньги у менял, а столы их опрокинул, сказав: «Не делайте дом Отца Моего домом торговли». Праведный гнев испытываем и мы, сталкиваясь с вопиющим злом или святотатством. Но все же чаще наш, человеческий, гнев неправеден. И дело тут не только в причине, его возбуждающей. Главное сокровище человека — его душа, и все происходящее с нами должно быть оценено одним критерием: спасает это нашу душу или губит ее. А значит, и гнев мы оцениваем в этой системе координат.

У падшего человека общая искаженность природы приводит к тому, что охранительный, по сути, гнев может стать разрушителем души. И, повторюсь, от лозунга, которым прикрывается гнев, это не зависит. Именно поэтому, напутствуя воинов, защищающих Родину, выполняющих свой святой долг, священники подчеркивают, насколько важно, чтобы в душе у них не возникало злорадства по отношению к врагу, жажды его смерти, того, что называют «греховной похотливостью». Чтоб из искры гнева, пусть и праведного, не вспыхнул пожар злобы, желание остановить зло не извратилось в губительное упоение от самой борьбы — «пусть сильнее грянет буря!» В страшную страсть зверя, пожирающего все вокруг, и душу самого гневающегося в первую очередь.

Человечество нашло критерии, определяющие, когда гнев становится опасен. Вот как они были сформулированы апостолом Павлом: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу». «Гневаясь, не согрешайте» — то есть в гневе не нарушайте заповедей, потому что именно это определяет духовную безопасность человека. Второй критерий определяет момент, когда гнев превращается в страсть, — «солнце да не зайдет во гневе вашем». Святой Иоанн Златоуст так разъясняет эти слова: «Днем, пока еще многое раздражает тебя, тебе позволительно дать в себе место гневу; но когда наступает вечер, примирись и погаси возникшее зло. Если ночь застанет тебя (во гневе), то следующего дня уже не довольно будет для погашения зла, которое может возрасти в тебе в продолжение ночи. Если даже большую часть его ты и уничтожишь, то не в состоянии будешь уничтожить всего, и в следующую ночь дашь возможность более усилиться оставшемуся огню». То есть гнев, укореняясь в человеке, становится ненавистью, требующей вражды.

Но что есть вражда? «Враждовать друг против друга — значит давать место дьяволу. Тогда как должно нам соединиться вместе и восстать против него, мы, оставивши вражду против него, позволяем себе обратиться друг на друга. Ничто так не способствует дьяволу находить место среди нас, как вражда».

«Дьяволу нужно только начало, это для него самое трудное, — учит святой. — Как камни до тех пор, пока они сплочены и не имеют меж собой самой малой щели, трудно расколоть, так и нас, пока мы едины и сближены между собой, никто не сможет разбить, ввести между нами свои злые наветы. Но как только дьявол хотя бы немного разделит нас, тогда начинает уже вторгаться подобно бурному потоку. С чего начинает? С клеветы. Лишь только он открыл твой слух для клеветы, лжецы уже начинают приобретать твое доверие, потому что враждующие руководствуются своей ненавистью, все осуждающей, а не истиной, право судящей. Как в дружбе не хочется верить даже справедливым, но нехорошим слухам, так и при вражде, напротив, самые ложные и невероятные слухи мы готовы принимать за истину. Другим становится наш ум, другое судилище, выслушивающее не со спокойствием, но с большим пристрастием и предубеждением. И если не обуздать своей ненависти в первый и в следующий день, то может продолжиться она и на целый год, и сама собою усилиться до того, что уже не будет нуждаться ни в чьем возбуждении. Вражда заставит и слова, которые говорятся в одном смысле, перетолковывать в худую сторону, и тем ожесточит и раздражит человека так, что сделает его хуже бесноватых».

Но как смягчить свой гнев? Угасить ненависть? Помыслив, что своей злобой мы доставляем радость подлинному врагу — дьяволу. Наносим смертельные раны не только собрату — себе. Вспомнив, как сами грешны. Сообразив, что надо «запереть уста» для лжи, оградить слух от клеветы. А сердце открыть Любви и молитве.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

375